Управляющий против акционера

Раздел: Бизнес

22 декабря 2011 | 16:45

КОРПОРАТИВНЫЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ И СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ АКЦИОНЕРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

Основные права акционеров, эффективность их осуществления прямо или косвенно зависят от того, насколько честно и добросовестно управляющие выполняют возложенные на них в учредительных документах и законодательстве обязанности по управлению акционерными обществами.

Нередко акционеры ввиду своей неискушенности в корпоративном праве либо из-за небольшого размера принадлежащего им пакета акций теряют контроль над ключевыми действиями управляющих, что нередко приводит к злоупотреблениям. Несмотря на более длительный опыт участия акционерных обществ в гражданском обороте, та же проблема сохраняет значение и в странах англосаксонского права; тем более интересной представляется практика корпоративных злоупотреблений в этих странах и судебной защиты прав акционеров.

Дж. Дайн (Dine J. Company Law. London. Macmillan Press Ltd. 1998) выделяет 4 вида нарушений директорами основных обязанностей, характерных для современной практики Англии:

1) незаконное завладение собственностью компании;

2) конфликт между личными интересами директора и его обязанностями действовать в интересах компании;

3) использование предоставленных директору властных полномочий для ненадлежащих целей;

4) совершение действий, приводящих к выходу компании за рамки ее правоспособности (to act ultra vires).

Г.В. Полковников выделяет следующие возможные последствия описанных выше нарушений фундаментальных обязанностей директоров, наступающие по требованию суда:

а) прекращение директором определенного рода действий;

б) возложение на директора обязанности по возмещению убытков компании;

в) дисквалификация директора. (Полковников Г.В. Английское право о компаниях: Закон и практика. Нимп. М. 2000).

В судебном решении по делу Dawson Print Group [1987] BCLC 601 указаны критерии определения непригодности директора:

а) нарушение коммерческой этики;

б) грубая некомпетентность и грубая неосторожность.

В.П. Мозолин приводит ряд случаев, характерных для США, которые являются нарушениями управляющими их фундаментальной обязанности «duty of loyalty», в т.ч.:

1) сделки, совершаемые заинтересованными управляющими корпораций;

2) использование управляющими в личных интересах деловых возможностей, принадлежащих корпорации;

3) незаконные сделки по продаже контроля в корпорациях;

4) ущемление прав меньшинства акционеров;

5) незаконные сделки с использованием инсайдерской информации;

6) недобросовестная конкуренция управляющих с корпорацией и т.д. (Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право в США. МГУ. 1966).

Российской практике известны случаи, когда управляющими акционерных обществ нередко разрабатываются и применяются схемы по «выдавливанию» мелких акционеров, «разводнению» уставного капитала (см., например: Арефьев Н. Старый принцип: не навреди // Журнал для акционеров N 6. 2000) и др.

Каковы основные юридические механизмы (средства правовой защиты), которые могут быть применены акционерами в случае ущемления их прав управляющими?

В англосаксонском праве защита нарушенных прав участников компании осуществляется с помощью прямых и производных (косвенных) исков.

Прямые иски — direct suit (action) — предъявляются отдельными акционерами (их группой) в связи с нарушением компанией их индивидуальных (кредиторских) прав акционеров, например, прав на информацию, получение объявленных к выплате дивидендов и т.п. Акционер в этих случаях предъявляет иск к компании как к должнику по обязательству.

В случае, если в отношении компании ее управляющими было совершено правонарушение, то такая компания вправе предъявить прямой иск о возмещении вреда против данных управляющих, как и любой другой субъект права.

Производные же иски — derivative suit (action) — предъявляются тогда, когда нарушаются корпоративные права акционеров. Нередки ситуации, когда нарушаются права и самой организации и акционеров. Поэтому акционер, предъявляющий иск, действует в роли представителя других акционеров и компании в целом. Отдельный акционер получает не прямую выгоду, а производную — в качестве прямого выгодоприобретателя выступает сама компания.

В качестве реального ответчика выступает лицо, виновное в нарушении прав как акционеров, так и самой компании. Причем компания при предъявлении такого иска формально может выступать в качестве соответчика. Таким образом, в этом случае при удовлетворении производного иска имущественное возмещение получает компания, хотя с формальной точки зрения иск был предъявлен против нее.

П. Малышев, рассматривая вопросы истории возникновения косвенных исков, отмечает, что наиболее близкими их предшественниками являлись иски от имени благотворительных организаций (трастов) о нарушении представительской ответственности их управляющими. При этом бенефициарий траста мог обратиться с иском к третьему лицу, если трасту был нанесен ущерб и управляющий трастом отказывался или не мог защищать его интересы. (Малышев П. Косвенные иски акционеров в судебной практике США // Российский юридический журнал. 1996. N 1).

В Канаде институт производного иска установлен в Законе Канады «О предпринимательских корпорациях» 1985 г. (Canada Business Corporation Act. R.S., 1985. С. C-44. 1; 1994. С. 24. 1.F).

В США можно выделить следующие две категории таких исков:

1) иски, поданные с целью принудить директоров выступить от лица корпорации против третьего лица;

2) иски от лица корпорации против директоров, нарушивших свои доверительные обязанности.

Кроме того, в США существует процессуальный механизм коллективных или репрезентативных исков, позволяющих акционеру подать иск от имени всех акционеров, находящихся в аналогичном положении, что дает возможность объединить усилия сразу нескольких лиц, понесших убытки.

Порядок предъявления коллективных и производных исков регламентирован Правилом 23 Федеральных правил гражданского процесса (Corporations and Business Associations.Statutes,Rules and Forms. New York. 1991), а также на уровне процессуального законодательства отдельных штатов.

Что касается России, то для разрешения споров с участием акционеров процессуальным законодательством установлена общая судебная подведомственность споров, связанных с деятельностью акционерных обществ. При этом в зависимости от субъектного состава дело будет рассматриваться судом общей юрисдикции или арбитражным судом.

В российском праве также предусмотрена возможность предъявления прямых и производных исков. Так, акционер вправе обратиться с прямым иском к управляющим о защите своих имущественных прав в случае, если убытки причинены ему лично. Например, в соответствии с абз.2 п.4 ст.72 и ст.77 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (далее — ФЗАО) обыкновенные акции должны приобретаться у акционеров по их рыночной стоимости. В случае приобретения акций обществом по явно заниженной цене акционер, который продал акции и понес убытки, вправе непосредственно обратиться с иском о возмещении убытков к обществу или членам его совета директоров.

Наряду с этим п.3 ст.7 ФЗАО позволяет акционеру закрытого акционерного общества требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей покупателя акций в случае, если было нарушено преимущественное право последнего на приобретение акций закрытого акционерного общества.

Кроме того, в соответствии с п.3 ст.6 ФЗАО акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества), только если оно использовало свое право и (или) возможность вынудить дочернее общество совершить действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.

Что касается судебной ответственности управляющих общества, причинивших вред обществу, в т.ч. по производным искам, то согласно ст.71 ФЗАО члены совета директоров (наблюдательного совета), единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор) и (или) члены коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные ему их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены в законе.

Что касается практической реализации производного иска акционеров, то нынешнее состояние законодательства России дает основания считать, что конструкция данного иска, являясь чисто абстрактной, умозрительной, не имеет прочного теоретического фундамента. (Осокина Г.О. Чьи права защищаются косвенными исками? // Российская юстиция. N 10. 1999).

Пункт 5 вышеупомянутой ст.71 ФЗАО допускает предъ-явление иска к органам управления обществом о возмещении убытков, причиненных последнему, однако в нынешнем российском процессуальном законодательстве нормы, прямо регулирующие порядок разрешения споров по производным искам акционеров, отсутствуют. Тем не менее не следует упускать из виду процессуальные механизмы освобождения от уплаты судебных расходов. Так, п.8 ст. 80 ГПК РСФСР и ст.5 Закона РФ «О государственной пошлине» от 9 декабря 1991 г. N 2005—1 освобождают от уплаты пошлины граждан, обратившихся с заявлением в суд в защиту прав и интересов других лиц.

Статья 19 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ предусматривает возможность предъявления Федеральным компенсационным фондом исков о защите прав и законных интересов акционеров -физических лиц. Такое право согласно ст.14 данного Закона принадлежит и федеральным органам исполнительной власти по рынку ценных бумаг (ФКЦБ России). Однако в процессуальном законодательстве, а также в других российских законах данный правовой механизм, предполагающий предъявления групповых исков самими акционерами, прямо не предусмотрен.

Важно помнить и о возможности применения мер обеспечения иска. Эта процессуальная мера предусмотрена гл.13 ГПК РФ и гл.7 АПК РФ и нацелена на устранение каких-либо препятствий для дальнейшего исполнения решения суда. В качестве примера применения таких мер по обеспечению иска можно привести запрет суда на проведение общего собрания акционеров, на котором возможны злоупотребления.

Таким образом, представляется, что, во-первых, как в России, так и за рубежом корпоративные злоупотребления являются серьезной проблемой, требующей пристального внимания со стороны государства; во-вторых, многие зарубежные правовые институты, регулирующие вопросы исковой защиты прав акционеров, в т.ч. производный иск, групповой иск, занимают одно из главных мест в системе корпоративного права и представляются весьма интересными с точки зрения их дальнейшего изучения и возможного применения в отечественной практике (с учетом строгого соблюдения российских правовых традиций).

Считая подход автора вполне обоснованным, хотелось бы отметить, что суды общей юрисдикции пока не проявляют готовности рассматривать иски такой конструкции и отказывают в принятии исков акционеров о возмещении ущерба, причиненного обществу действием гендиректора. По мнению судей, такие иски подведомственны арбитражному суду, который, в свою очередь, не может рассматривать споры с участием физических лиц. К сожалению, такая практика находит полное одобрение Мосгорсуда.

Недвижимость в Геленджике

О сайте

РиелторМы — команда специалистов в области права и недвижимости. Наш сайт поможет Вам не запутаться в сложном и несовершенном мире недвижимости, а также сделает явным то, что ранее Вам казалось сложным и непонятным.

Важно

Новое