Обязательный наследник не всегда обязателен

Раздел: Гражданское право

21 января 2011 | 14:30

В каждом завещании присутствует такая фраза: «Содержание ст.535 Гражданского кодекса РСФСР мне нотариусом разъяснено». Данная статья устанавливает правила наследования обязательной доли в наследственном имуществе. До недавнего времени судебная практика ее применения считалась вполне устоявшейся. Однако теперь ситуация может измениться.

Возможность изменения связана с Определением, вынесенным Конституционным Судом РФ 9 декабря 1999 г. по жалобе гражданки Е.А.Куркиной на нарушение ее конституционных прав ст.535 ГК РСФСР. Напомним, что третья часть нового ГК РФ пока не принята, поэтому отношения, возникающие в связи с наследованием, по-прежнему регулируются ст.ст.527—561 ГК РСФСР 1964 г.

В чем же усмотрела жалобщица нарушение своих конституционных прав?

Один из московских районных судов отказал Е.А.Куркиной в иске о признании за ней права собственности на завещанную ей квартиру, мотивировав отказ тем, что наследником двух третей имущества умершей завещательницы на основании ст.535 ГК РСФСР является ее нетрудоспособный супруг, как имеющий право на обязательную долю в наследстве.

Здесь следует пояснить, что согласно ст.535 ГК РСФСР несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего, независимо от содержания завещания, наследуют не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Эти две трети и называются обязательной долей, а имеющие на нее право граждане — обязательными наследниками. Вопрос об обязательных наследниках встает в случаях, когда наследодатель завещал свое имущество лицам, не входящим в круг наследников по закону первой очереди (ст.532 ГК РСФСР).

Отказывая Е.А.Куркиной в иске, суд действовал в точном соответствии с текстом ст.535 ГК РСФСР и сложившейся практикой ее применения. Однако Е.А.Куркина сочла, что ст.535 ГК РСФСР нарушает ее конституционные права, закрепленные ст.ст.18 и 35 (ч.ч.1 и 4) Конституции РФ.

Хотя подробности самой жалобы в Определении не раскрываются, дело, надо полагать, заключалось в следующем. Истица считала, что наличия указанных в ст.535 ГК РСФСР условий недостаточно для возникновения у гражданина (в данном случае нетрудоспособного супруга) права на обязательную долю в наследстве. Для этого, по ее мнению, необходимо также наличие у него интереса в получении названной доли ввиду его недостаточной имущественной обеспеченности.

Руководствуясь такими соображениями, истица, видимо, представляла в суд или просила истребовать доказательства, касающиеся имущественного положения ответчика. Суд же не стал исследовать эти доказательства, поскольку ст.535 ГК РСФСР не ставит возникновение у гражданина права на обязательную долю в зависимость от его имущественного положения, и отказал в иске.

Истица, сочтя, что при таких обстоятельствах оказываются нарушенными ее право на судебную защиту, право частной собственности и право наследования, обратилась в Конституционный Суд РФ. Конституционный Суд РФ, формально отказав в принятии жалобы к рассмотрению, в своем Определении поддержал позицию Е.А.Куркиной по существу.

Дело в том, что ст.535 ГК РСФСР ограничивает право наследодателя свободно распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению путем передачи его по наследству, так как обязательные наследники получают свою долю независимо от содержания выраженного в завещании волеизъявления наследодателя либо вопреки ему. Таким образом, ст.535 ГК РСФСР ограничивает право распоряжения имуществом, предусмотренное ч.2 ст.35 Конституции РФ, и соответственно право наследования этого имущества, гарантированное ч.4 той же статьи.

Между тем, как указано в Определении КС РФ, права и свободы человека согласно ч.3 ст.55 Конституции РФ могут быть ограничены федеральным законом лишь постольку и лишь в той мере, в какой это не только презюмируется (то есть предполагается), но и действительно является необходимым в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

Применительно к обязательным наследникам это означает, что наследование обязательной доли должно быть действительно необходимым для обязательного наследника в целях его имущественного обеспечения, иначе не возникает основания для ограничения конституционных прав наследодателя и наследника по завещанию. Таким образом, ст.535 ГК РСФСР определяет условия возникновения права на обязательную долю не императивно, она лишь предполагает указанных в ней несовершеннолетних или нетрудоспособных наследников по закону нуждающимися в имущественном обеспечении. Однако эта презумпция может быть опровергнута в результате исследования соответствующих доказательств. На ком лежит бремя ее опровержения? Конечно, на том, кто в этом заинтересован, то есть на наследнике по завещанию.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, положение ст.535 ГК РСФСР о праве нетрудоспособного супруга умершего на обязательную долю в наследстве не исключает права других наследников обращаться в суд с иском о проверке оснований для признания права этого лица на обязательную долю в наследстве. При рассмотрении таких споров суд должен предоставить наследнику по завещанию право доказать отсутствие действительной имущественной нуждаемости предполагаемого обязательного наследника в обязательной доле. Если удастся это сделать, то в присуждении обязательной доли может быть отказано либо ее размер уменьшен.

Надо сказать, что такой подход вполне справедлив и с точки зрения современных реалий. Ведь в 1964 г., когда принимался ГК РСФСР, в обществе не было того имущественного расслоения, с каким мы сталкиваемся сегодня. В то время утрата трудоспособности по здоровью или по возрасту, в связи с выходом на пенсию в подавляющем большинстве случаев действительно влекла за собой снижение жизненного уровня гражданина. Сегодня же ситуация с доходами изменилась, и вряд ли будет справедливым признать, например, долларового миллионера нуждающимся в средствах к существованию в связи с достижением пенсионного возраста.

Теперь о правовых последствиях вынесенного Определения. Обязательно ли оно для судов общей юрисдикции? Формально - нет, так как жалоба Е.А.Куркиной не была рассмотрена по существу и соответственно ст.535 ГК не была признана противоречащей Конституции РФ. Однако формально отказав в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ, вынеся Определение, фактически ее рассмотрел. Авторитет этого органа и правильность существа его позиции позволяют предположить, что сформулированный в Определении подход к обязательным наследникам будет воспринят судами общей юрисдикции и окажет существенное влияние на правоприменительную практику.

Собственно говоря, Е.А.Куркина обжаловала не саму ст.535 ГК РСФСР, а сложившуюся судебную практику ее применения, что действительно неподведомственно Конституционному Суду РФ. Но данный орган обычно обходит это препятствие и рассматривает подобные жалобы, используя формулу «поскольку-постольку». В частности, в данном случае он мог признать ст.535 ГК РСФСР не соответствующей ст.35 Конституции РФ постольку, поскольку она предусматривает возникновение у несовершеннолетнего или нетрудоспособного гражданина права на обязательную долю в наследстве независимо от его действительной нуждаемости в имущественном обеспечении.

Почему же этого не произошло? Скорее всего потому, что первоначально мнение о неподведомственности жалобы Конституционному Суду РФ выразил Секретариат данного суда и уведомил об этом Е.А.Куркину. Однако она проявила заслуживающее одобрения упорство и настояла на рассмотрении вопроса о подведомственности жалобы самим Конституционным Судом РФ. В итоге Конституционный Суд РФ проявил завидную находчивость, с одной стороны формально отказав в рассмотрении жалобы и защитив тем самым честь мундира своего Секретариата, а с другой — фактически все же рассмотрев поданную Е.А.Куркиной жалобу и сформулировав правильную позицию по поставленному вопросу.

Говоря о последствиях Определения, нельзя не обратить внимания еще на один вопрос, который вытекает из его смысла и может вызвать значительные сложности в судебной практике.

Дело в том, что в качестве одного из прямо предусмотренных в ст.535 ГК РСФСР признаков обязательного наследника указана его нетрудоспособность. Согласно сложившейся судебной практике, к нетрудоспособным, помимо инвалидов (то есть лиц, которые действительно полностью или частично не способны к трудовой деятельности по состоянию здоровья), относятся также любые граждане, достигшие пенсионного возраста, независимо от действительного состояния их здоровья и способности к труду.

Понятно, что нетрудоспособность пенсионера лишь предполагается. Наступления пенсионного возраста достаточно для возникновения у гражданина права на государственную пенсию, но, следуя подходу Конституционного Суда, без действительной утраты способности к труду оно может быть сочтено недостаточным для ограничения свободы завещания и права наследования в соответствии с завещанием.

Не следует ли в таком случае при рассмотрении требования пенсионера о признании за ним права на обязательную долю в наследстве принимать во внимание его состояние здоровья и действительную способность к труду? Думается, нет. Во-первых, теперь такой вопрос может возникнуть только в отношении того пенсионера, который действительно нуждается в имущественном обеспечении. Во-вторых, согласно ч.5 ст.37 Конституции РФ каждый имеет право на отдых, в том числе путем воздержания от трудовой деятельности по достижении пенсионного возраста. Это право обеспечивается, в частности, государственными пенсиями. Наследование нуждающимся гражданином обязательной доли также способствует обеспечению этого права, поэтому его следует признать достаточным основанием для ограничения свободы завещания в рамках ст.535 ГК РСФСР.

Недвижимость в Геленджике

О сайте

РиелторМы — команда специалистов в области права и недвижимости. Наш сайт поможет Вам не запутаться в сложном и несовершенном мире недвижимости, а также сделает явным то, что ранее Вам казалось сложным и непонятным.

Важно

Новое