Непростой спор о простое

Раздел: Трудовое право, трудоустройство

12 августа 2011 | 18:50

Трудовые отношения, будучи источником средств к существованию для большинства населения России, требуют от правоприменительной практики большой осторожности. Запрет «заграждать рот у вола молотящего» известен в истории права еще с библейских времен, однако не меньшее значение имеет продукт труда, позволяющий, в частности, содержать государственный аппарат. Именно поэтому суды, решительно и неумолимо пресекая произвол работодателей, сознавали опасность посягательств на трудовую дисциплину: старожилы правового поля еще помнят руководящие указания Верховного Суда на недопустимость «восстановления на работе лиц, злостно нарушающих дисциплину и дезорганизующих производство» (Бюллетень ВС РСФСР N 10, 1978, с.2).

По мере разгосударствления средств производства судьи перестали ощущать зависимость между состоянием отечественного производителя и собственным денежным содержанием. Грань между трудовым правом и правом соцобеспечения стала постепенно исчезать: уже трудно представить себе иск о восстановлении на работе, который не подлежал бы удовлетворению, а если требование работника все же не основано на трудовом законодательстве, суды все более охотно применяют по аналогии гражданское, хотя и довольно выборочно. Так, признавая обязательства сторон трудового договора встречными и допуская приостановление работником исполнения своих обязанностей (ст. 328 ГК РФ), суды менее благосклонно относятся к п.4 той же статьи, согласно которому эти правила применяются, если законом не предусмотрено иное.

Примером творческого подхода к разрешению трудовых споров является дело К.

СУТЬ КОНФЛИКТА

К. работал прорабом строительно-монтажного управления, являющегося одним из структурных подразделений завода.

В связи с производственной необходимостью для замещения отсутствующего работника (плотника-бетонщика) приказом по заводу К. был переведен на другой участок строительных работ на том же предприятии сроком на 1 месяц.

Не согласившись с переводом, К. обратился к генеральному директору с заявлением, в котором просил отменить приказ, поскольку не согласен с переводом его, специалиста, на неквалифицированную работу, не обусловленную трудовым договором.

Анализ ст. ст. 26 и 28 КЗоТ РФ, проведенный юридической службой предприятия, показал, что в случае временного замещения отсутствующего работника не допускается перевод квалифицированных работников на неквалифицированные работы.

И хотя вопрос о том, считаются ли работы, выполняемые прорабом за плотника-бетонщика, неквалифицированными, является дискуссионным в правовом и управленческом смыслах, во избежание судебного спора приказ о переводе был отменен в день подачи К. заявления и по истечении 7 дней со дня его издания.

В то же время при рассмотрении заявления К. были выявлены факты неоднократного нарушения им трудовой дисциплины в период действия приказа, а именно — прогулов в течение 4 рабочих дней.

К. был уволен с завода за прогулы без уважительных причин по п.4. ст. 33 КЗоТ РФ. Не согласившись с увольнением, К. обратился в городской суд с иском к заводу о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

УДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

Городской суд, рассмотрев заявленные требования и возражения ответчика, выслушав мнение прокурора, поддержавшего истца, удовлетворил иск.

К. восстановлен на работе, в его пользу с предприятия взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, компенсация морального вреда, расходы по оплате помощи представителя в суде.

При вынесении решения судом сделан вывод, что фактически на заводе имелся простой и администрацией произведено сокращение штата без соблюдения трудовых гарантий в отношении истца, что истец, отсутствуя на рабочем месте, активно выражал свой протест против незаконного перевода.

Вывод суда явно не соответствовал обстоятельствам дела, и, не согласившись с решением городского суда, завод его обжаловал.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставила без изменения, а жалобу предприятия — без удовлетворения.

Заместитель председателя областного суда, рассмотрев надзорную жалобу ответчика, не нашел оснований для принесения протеста, указав при этом, что конфликт возник из-за незаконного приказа о переводе на другую работу, тогда как требовалось оформить сокращение К. с должности ввиду консервации строительства объекта, где работал истец (данные формулировки взяты из текста отказа в принесении протеста).

ЧУДЕСА С ПРАВОПРИМЕНЕНИЕМ

Между тем увольнение К. произведено на законном основании и с соблюдением предприятием порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного ст.ст. 135, 136 КЗоТ РФ.

В период действия приказа о переводе в начале трудового дня К., сославшись на плохое состояние здоровья, отпросился у руководителя структурного подразделения к врачу и до конца дня не возвращался. Документов, подтверждающих ухудшение здоровья, несмотря на предварительное предупреждение о необходимости их представления, не предъявил. В последующие 3 дня К. отсутствовал на рабочих местах и плотника-бетонщика, и прораба участка, не выполнял работы в эти дни в пределах должностных обязанностей ни по первой, ни по второй должностям.

Об отсутствии истца на рабочем месте более 3-х часов в течение каждого из 4-х рабочих дней составлены акты и поданы докладные записки.

В табеле учета рабочего времени подразделения, в котором работал К., проставлены прогулы за дни их фактического совершения. От нарушителя трудовой дисциплины затребованы объяснения, а отказ от их представления оформлен соответствующим актом. Сроки применения дисциплинарного взыскания администрацией предприятия соблюдены.

Согласно п.п. 24, 26 Постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения судами РФ законодательства при решении трудовых споров» от 22 декабря 1992 г. N 16 (в ред. от 21 ноября 2000 г.) судам следует учитывать, что нарушением трудовой дисциплины является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов администрации, технических правил и т.п.).

Таким образом, судом должны быть исследованы причины отсутствия К. на рабочем месте более 3-х часов в течение каждого из 4-х рабочих дней и уважительность этих причин, какая работа выполнялась истцом в эти дни в пределах своих должностных обязанностей, доказательства присутствия истца на рабочем месте в течение всего рабочего дня, наличие вины истца в совершении нарушения трудовой дисциплины, учитывались ли администрацией предприятия тяжесть совершенного нарушения и предшествующее поведение истца.

Вместо этого суд анализировал обстоятельства, связанные с изданием приказа о переводе истца на другую работу, с изменением штатного расписания завода, с простоем, якобы имевшим место на объектах строительства, с активным выражением протеста истца против перевода на другую должность.

Суд не дал оценку доказательствам, представленным ответчиком, а именно: подлинному штатному расписанию предприятия, табелю учета рабочего времени в подразделении, актам, зафиксировавшим отсутствие истца на работе более 3-х часов в течение каждого из 4-х рабочих дней, показаниям свидетелей, пояснивших обстоятельства прогула и то, что работа на строящемся предприятии для прораба К. имелась и могла быть предоставлена на любом из объектов предприятия.

Выводы суда о том, что на предприятии, где работал истец, фактически имел место простой, что должность истца сокращалась, не подтверждаются достоверными доказательствами, а основаны на предположениях истца и помощника прокурора.

Тем самым при разрешении спора судом нарушен принцип беспристрастного, полного, всестороннего рассмотрения имеющихся в деле доказательств в их совокупности, установленный ст. 56 ГПК РФ.

Кроме всего прочего, судом не соблюдены и требования ст. 197 ГПК РФ о том, что в мотивировочной части решения указываются доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

Решение суда обосновано только доказательствами, представленными истцом, и свидетельскими показаниями со стороны истца.

Мотивы, по которым не приняты во внимание доказательства, представленные ответчиком, в решении суда не изложены.

ФИНАЛ

Восстановившись на работе в должности прораба, К. в тот же день уволился по собственному желанию.

Однако предприятие, выплатив немалые денежные средства истцу, приняв на себя расходы по госпошлине, понесло убытки. Работники предприятия, участвовавшие в судебных процессах в качестве свидетелей, отвлекались от выполнения своих должностных обязанностей. Кроме того, факт восстановления на работе прогульщика оказал негативные последствия на моральный климат в строительно-монтажном управлении.

Согласно ст. 127 КЗоТ РФ работники обязаны работать честно и добросовестно, блюсти дисциплину труда, своевременно и точно исполнять распоряжения администрации.

Как видно из материалов описанного дела, истец в течение нескольких рабочих дней не работал совсем, не то что честно и добросовестно, и тем самым нарушил трудовую дисциплину.

Неприменение принципа, изложенного в ст. 127 КЗоТ РФ, привело к тому, что суды признали неисполнение истцом трудовых обязанностей правомерным.

Задумываясь над вопросом «Чего мы ждем от судебной реформы?», позволим себе заметить следующее.

Нет сомнений, что в ходе судебной реформы необходимо обеспечить защиту прав работников от работодателя как более сильной стороны трудовых правоотношений. Но при этом желательно обеспечить в такой же мере и правовую защищенность работодателя от недобросовестных работников, поскольку в результате вынесения необоснованных и незаконных судебных актов предпринимателю или предприятию причиняются не только материальные убытки, но и страдает его репутация.

Аналогия закона допускается, когда отношения сторон прямо не урегулированы законодательством, иначе стороны были бы вправе выбирать наиболее подходящие им нормы, например, предприниматели охотно ссылались бы на право заказчика отказаться от договора возмездного оказания услуг, невзирая на то, что трудовые отношения прекрасно регулируются стареньким, но верным КЗоТом. Пока законодатель не придумал чего-то получше, желательно применять действующий закон, как ст. 192 ГПК РСФСР к тому обязывает. И поменьше фантазировать.

Недвижимость в Геленджике

О сайте

РиелторМы — команда специалистов в области права и недвижимости. Наш сайт поможет Вам не запутаться в сложном и несовершенном мире недвижимости, а также сделает явным то, что ранее Вам казалось сложным и непонятным.

Важно

Новое