Новый КЗоТ настаёт

Раздел: Трудовое право, трудоустройство

12 августа 2011 | 18:50

Новый Трудовой кодекс РФ разрабатывается уже несколько лет. За эти годы было создано 8 вариантов законопроекта, и вокруг каждого велись жесточайшие споры. Наконец недавно согласованный вариант столь важного документа принят Госдумой РФ в первом чтении. Однако споры не утихают. Автор данной статьи считает, что новый Трудовой кодекс не только ухудшит положение работников по сравнению с настоящим, но и приведет к ухудшению экономической ситуации в стране.

Правовое регулирование в сфере труда, по сути, сводится к решению двух основных вопросов: сколько времени работник должен отдавать работе и какой должна быть оплата его труда? Как отвечает на эти вопросы принятый, пусть пока и в первом чтении, проект ТК РФ (далее — законопроект)?

Итак, вопрос первый: сколько времени работник должен работать?

Напомню, что Конвенция МОТ 1935 г. N 47, ратифицированная нашей страной в 1956 г., предусматривает продолжительность рабочей недели не более 40 часов. В действующем КЗоТ РФ и законопроекте принцип 40-часовой рабочей недели также провозглашен, хотя и в первом, и во втором документе допускается возможность выполнения работы за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. Однако способы реализации этой возможности в них значительно отличаются.

Согласно КЗоТ РФ работы сверх установленной продолжительности рабочего времени, названные сверх-урочными, могут выполняться в строго определенных случаях и их продолжительность для каждого работника не может превышать 4 часов в течение 2 дней подряд и 120 часов в год (ст.ст. 54—56 КЗоТ РФ). Следовательно, действующее трудовое законодательство защищает право работников на нормальную продолжительность рабочего времени.

В ст. 95 законопроекта говорится о 2 видах работ за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. Помимо работы, производимой по требованию работодателя, которая по-прежнему называется сверхурочной, в законопроекте предусмотрена также работа сверх нормы рабочего времени, выполняемая по инициативе работника и определяемая как внутреннее совместительство. Причем, если количество сверхурочных работ законопроект ограничивает так же, как и КЗоТ РФ, — не более 4 часов в течение 2 дней подряд и 120 часов в год, то работать сверх нормальной продолжительности рабочего времени по инициативе работника он допускает до 16 часов в неделю. Нетрудно заметить, что в результате этой новации количество рабочих часов в неделю может увеличиться с 40 до 56, годовое же ограничение, установленное для сверхурочных работ, будет преодолеваться всего за 2 месяца.

Смоделировать практику применения данного нововведения на российской почве нетрудно. После окончательного принятия этого варианта законопроекта и вступления его в действие работодателю достаточно истребовать от работников заявления с просьбой увеличить продолжительность рабочей недели на 16 часов, после чего он может смело издавать соответствующий приказ, и работники будут трудиться вместо 40 часов в неделю 56. Понудить работников написать такие заявления в современной экономической обстановке работодателю, думаю, будет несложно.

Таким образом, законопроект фактически позволяет работодателю на основании полученных от работников заявлений отменить действие Конвенции МОТ N 47. Единственным условием подобного развития событий законопроект называет инициативу работника по волеизъявлению работодателя.

Нельзя не заметить, что понятия «внутреннее совместительство» и «сверхурочная работа» разграничены в законопроекте исходя исключительно из того, по чьей инициативе выполняется работа сверх нормальной продолжительности рабочего времени. Однако ни волеизъявление работодателя, ни инициатива работника по этому волеизъявлению не могут быть решающими факторами при регулировании трудовых отношений. Трудовое право изначально возникло для защиты интересов работников как более слабой стороны в трудовых отношениях от чрезмерных претензий работодателя. Потому-то устанавливать минимум трудовых прав работников призвано государство. А работодатель должен чтить узаконенные государством права работников и исходя из имеющихся у него средств создавать для них более благоприятные условия труда по сравнению с теми, что определены государством в качестве обязательного минимума.

Законопроект, позволяющий работодателю продлить трудовую неделю на 16 часов, сработан с точностью до наоборот. Хотелось бы напомнить, что нарушения международных норм правовой регламентации труда обычно имеют отрицательный международный резонанс. Так, может, не стоит в очередной раз рисковать репутацией нашего государства?

К сожалению, доводы о нарушении международных правовых норм сторонники данного варианта законопроекта не принимают во внимание. Правомерность возможности увеличения количества рабочих часов они обосновывают наличием такой возможности в нормах законодательства Союза ССР.

Действительно, законодательство СССР предусматривало внутреннее совместительство, но только для отдельных категорий работников (например, для медиков, которым государство любезно позволяло выполнять дополнительные обязанности по основному месту работы за пределами нормальной продолжительности рабочего времени). В отличие от совместителей внешних внутренние совместители, трудившиеся сверх нормы рабочего времени, получали за свою работу лишь часть заработанного. Теперь режим такой экономии предлагается распространить на всех работников.

Инициатива работников по волеизъявлению работодателя — не единственная возможность увеличения продолжительности рабочего времени, предусмотренная законопроектом. Такую возможность представляет и его ст. 99, которая предлагает сохранить для работников ненормированный рабочий день. Причем если в настоящее время перечень лиц, выполняющих работу на условиях ненормированного рабочего дня, определяется в федеральном законодательстве, то в названной статье этот перечень предложено определять в правилах внутреннего трудового распорядка. Правда, ст. 188 законопроекта предусматривает утверждение этих правил с учетом мнения представительного органа работников, но правого значения мнение этого органа не имеет, так как его несогласие с предлагаемыми правилами не лишает работодателя права утвердить их своим единоличным решением.

Кстати, само понятие «ненормированный рабочий день» просто абсурдно, поскольку предполагает отсутствие норматива рабочих часов в течение дня. Но рабочий день не может продолжаться больше суток, а в сутках всего 24 часа, поэтому, наоборот, логично вести строгий учет каждого отработанного часа для того, чтобы работники имели возможность получить компенсацию за переработанные сверх норматива часы. Ну а кроме того, формулировка о ненормированном рабочем дне вступает в противоречие все с той же Конвенцией МОТ N 47, устанавливающей норму продолжительности рабочей недели не более 40 часов. Следовательно, и при ненормированном рабочем дне суммарная продолжительность рабочего времени за неделю не должна превышать эту цифру.

Но это в теории. На практике же правило о 40-часовой рабочей неделе можно обойти путем введения суммированного учета рабочего времени. Смысл этого учета заключается в том, что в течение расчетного периода, превышающего неделю (например, в течение месяца, квартала, полугода, года), работники в отдельные дни и недели могут работать и более 40 часов, но при этом в целом за расчетный период количество рабочих часов, приходящихся на каждую его неделю, не должно превышать вышеназванную норму. Как известно, учет рабочего времени и при его суммировании ведется работодателем, поэтому ему достаточно правильно оформить документацию о суммировании рабочего времени, и ни один проверяющий не сможет докопаться до ответа на вопрос, сколько же часов в неделю в действительности отработал работник.

Введение суммированного учета рабочего времени в ст. 102 законопроекта также предложено осуществлять на уровне правил внутреннего трудового распорядка, следовательно, и данный учет работодатель сможет вводить своим волевым решением.

Таким образом, ответ на первый вопрос звучит следующим образом. Законопроект позволяет работодателям только на основании заявлений работников увеличить продолжительность рабочей недели до 56 часов, используя же механизмы ненормированного рабочего дня и суммированного учета рабочего времени, они могут удлинить ее еще больше.

Теперь попробуем разобраться, как отвечает законопроект на вопрос второй: какова должна быть оплата труда?

Статья 2 законопроекта декларирует право работников на справедливую заработную плату, обеспечивающую достойное человека существование для него самого и его семьи. Данное право закреплено и в международных правовых актах. Однако в ст. 131 законопроекта минимальная заработная плата сводится к прожиточному минимуму трудоспособного человека, а согласно ст. 414 заработная плата в размере прожиточного минимума вводится отдельным федеральным законом. Сроки принятия данного закона не указаны, в связи с чем можно предположить, что и после введения в действие ТК РФ сколь-либо существенных гарантий защиты своих прав в сфере оплаты труда работники не получат. Более того, представители власти фактически признали отсутствие в ближайшем будущем возможности обеспечить каждому работающему выплату заработной платы, равной прожиточному минимуму.

Весьма интересен подход законопроекта и к вопросу об оплате работы, выполняемой за рамками нормальной продолжительности рабочего времени. В ст. 150 сверхурочную работу, выполняемую по инициативе работодателя, как и сейчас, предлагается оплачивать за первые 2 часа не менее чем в полуторном размере, за последующие часы — не менее чем в двойном размере. Аналогичная же работа, выполняемая по инициативе работника на основании его письменного заявления, т.е. внутреннее совместительство, будет оплачиваться в зависимости от проработанного времени или от выработки (учет которых давно отдан на откуп работодателям). Иными словами, заявление работника освобождает работодателя от оплаты сверхурочной работы в повышенном размере. Варианты могут быть самые разные. Например, можно разбить зарплату работника, написавшего заявление о «желании» работать 56 часов в неделю, на 2 части: одна из них будет выплачиваться за 40 часов работы, а вторая — за 16 часов работы.

Возможность экономии на оплате труда предусмотрена и ст. 117 законопроекта. В соответствии с этой статьей работники с ненормированным рабочим днем могут претендовать на предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска, продолжительность которого будет определяться опять же правилами внутреннего трудового распорядка. При этом минимальная продолжительность данного отпуска в законопроекте не регламентируется. В таких условиях работодателю выгодно установить этот отпуск продолжительностью в 1 день, тогда работники за ту же заработную плату будут работать не только 56 часов в неделю, но и более.

Справедливости ради следует заметить, что в ст. 117 законопроекта предусмотрена оплата переработки нормы часов при работе с ненормированным рабочим днем как сверхурочных в тех случаях, когда работникам с таким рабочим днем не предоставляется дополнительный отпуск. Но решение о способе компенсации переработанных часов этим работникам все равно будет принимать работодатель.

Надежда на достойную компенсацию работодателем переработанных работником часов абсолютно беспочвенна. Какой работодатель станет нести дополнительные расходы по собственной инициативе? Чтобы не искушать работодателя, необходимо законодательно установить минимальный уровень компенсации за работу на условиях ненормированного рабочего дня (например, не менее 14 календарных дней дополнительного оплачиваемого отпуска). А еще лучше предусмотреть в трудовом праве обязанность работодателя компенсировать каждому работнику дополнительную работу и повышенной оплатой, и предоставлением дополнительных дней отпуска.

Введение суммированного учета рабочего времени вообще не сулит работникам каких-либо материальных компенсаций. Предполагается, что переработка в отдельные дни и недели учетного периода будет компенсирована недоработкой в другие дни и недели этого же промежутка времени. Однако, подчеркну еще раз, суммированный учет рабочего времени строится на честном слове работодателя, которому невыгодно показывать в учетном периоде переработанные часы, потому что тогда их придется оплачивать как сверхурочные в повышенном размере. И на практике получится, что суммированный учет рабочего времени будет служить надлежащим прикрытием для бесплатной сверхурочной работы.

Предупредить подобное развитие ситуации можно, если работники, которым установлен суммированный учет рабочего времени, будут иметь право на компенсацию переработанных часов, причем это право должно быть реальным, а не бумажным.

Как видим, ответ на второй вопрос: «Какой должна быть оплата труда?», также не внушает оптимизма: законопроект предоставляет работодателям возможность не оплачивать в повышенном размере работу сверх нормальной продолжительности рабочего времени.

Какой же из всего сказанного следует вывод?

Принятие законопроекта, позволяющего за мизерную плату использовать дополнительный труд работников, приведет только к ухудшению экономического положения в стране. При таком регулировании сферы труда работодателям незачем будет создавать дополнительные рабочие места, гораздо проще использовать для выполнения большего объема работы тех же самых работников, причем за ту же плату. Зачем же нам нужен кодекс, не только ухудшающий существующее положение работников, но и способный стать тормозом на пути развития экономики?

Вообще основные беды трудового права кроются, на мой взгляд, в отсутствии процессуальных механизмов реализации его норм. В связи с этим более логично заняться разработкой Трудового процессуального кодекса РФ (ТПК РФ), а не создавать условия для нарушения и без того скудных прав работников.

Недвижимость в Геленджике

О сайте

РиелторМы — команда специалистов в области права и недвижимости. Наш сайт поможет Вам не запутаться в сложном и несовершенном мире недвижимости, а также сделает явным то, что ранее Вам казалось сложным и непонятным.

Важно

Новое